July 4th, 2012

Песец00

Ревизионизм терминологии

Неустанно приобщаясь к истинам бабологии, приметил в ней ряд моментов, которые, на первый взгляд могут бросить тень на бабологов, а вслед за ними и основы бабологии.

Так, один из Отцов-Бабологов утверждает касательно бабофегур, что-де "нет у них Души, Ума, Совести, Чести". И если касательно совести и чести всякому бабологу всё ясно, то отсутствие ума и, тем более, души, ведёт к достаточно серьёзным последствиям.
Если у бабофегур нет души, то, значит, оные суть не люди, а "животные, скотинки такие". Следовательно, всякое совокупление человека с бабофегурой есть скотоложество. Сиречь, зло и мерзость. Также вознивает вопрос, способна ли скотинка породить человека, даже если человеком оплодотворена.

Не менее интересен вопрос, есть ли "Душа, Ум" у женщин.

Также интересно, возможно ли некими бабологическими методами преобразовать бабофегуру в женщину и, если женщинам душа полагается, откуда она возьмётся.


Это я к тому веду, что оскотинивающий баб (в том числе бабофегур) дискурс не только некоторым образом вешает клеймо зоофила на всякого гетеросексуального ОМП, но, более того, вырисовывает врагов здорового общества, семьи и мужчин - то есть бабофегур и мужебабоидов - в виде скотского сонмища, сиречь, совокупности тварей заведомо низших и презренных, что, как бы, не только не облагораживает противостояние с ними, но вынуждает презирать вообще всех мужчин как потенциальных виновников допущения столь мерзкой ситуации; а это не есть бабологично.


Потому не лучше ли, заместо трололо отрицания за бабами (или некоторой их частью) человеческого естества - в том числе таких природных человеческих свойств, как душа и ум - утверждать, что
а) бабий ум отличен от мужского;
б) баба более удобопреклонна ко греху, нежели мужчина;
в) должный статус бабы - предписываемый Богом, об чём Писание и Святые Отцы, - подчинение мужчине (а также верность и преданность);
г) отрицая духом, словом и действием вышесказанное (пп. а-в), баба становится бабофегурой, а мужчина мужебабоидом - падшими, заблудшими тварями, погрязшими в ереси, зле, скотстве и прочей мерзости.